Вы здесь

Парадоксы Парацельса

Средневековый ученый Парацельс был фигурой крайне противоречивой. Рожденный дворянином, он боролся с феодалами за права крестьян. Заложив основы перспективного направления в химии, он упорно держался за отживающее свое алхимию. Помогал другим справляться с серьезными недугами, но за своим здоровьем не очень-то следил. Какая же судьба сложилась у этого гения парадоксов?

Гениальный самоучка

Промозглым ноябрьским днем в самом конце XV века в маленькой деревушке близ Цюриха в семье врача родился сын. Малыш не отличался привлекательностью: худенькое тельце, кривые ножки, несоразмерно большая голова… Но имя наследник дворянского, хоть и разорившегося, рода получил звучное – Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм. Правда, впоследствии он сменил его на короткое, но гордое Парацельс (то есть «подобный Цельсу» – знаменитому античному врачу). Детство Теофраста было довольно безрадостным: пришлось и поголодать, и померзнуть. Но это, возможно, подготовило его к дальнейшей жизни, полной скитаний и лишений.

Школьного образования мальчик, по всей видимости, не получил, но отец преподал любознательному сыну все, что знал о медицине и алхимии. В шестнадцать лет способный юноша обладал довольно внушительным багажом сведений по этим предметам, а других ему и не было нужно (как-то раз он прихвастнул даже, что лет десять не брал в руки книги). Считается, что Парацельс получил университетское образование в швейцарском Базеле и итальянской Ферраре. Но некоторые исследователи высказывают сомнения, что это так. Ведь Парацельс не знал латыни, а тогда лекции во всех высших учебных заведениях читались исключительно на языке Цицерона и Ювенала. Книги свои ученый впоследствии писал на немецком и преподавал на нем же, чем вызывал бурю возмущений среди профессуры.

Откуда в таком случае черпал знания начинающий медик? Делал он это в буквальном смысле на большой дороге. Кладезем ценных сведений для него мог стать каждый: сельские врачи, цирюльники, банщики, знахарки, цыгане – все, кто помнил хоть какой-то рецепт лечебных снадобий, получали в лице Парацельса благодарного слушателя. Знания, почерпнутые у простолюдинов, иногда были ценней книг по медицине. Откуда, например, могло быть известно какому-нибудь профессору о течении женских болезней? Тогда женщины не обращались к врачам-мужчинам ни под каким предлогом: болезнь либо замалчивали, либо шли к повивальной бабке. А Теофраст фон Гогенхайм написал целую книгу «О женских болезнях», и все благодаря близкому знакомству с ворожейками и знахарками! Богатый материал принесла ему и работа фельдшером в армии.

Вечный скиталец

То ли благодаря большому количеству времени, которое Парцельс провел среди простого народа, то ли от природной склонности к противоречию, но ученый прославился среди современников «опасными» взглядами. Не раз ему приходилось спешно покидать город, в котором ученый, казалось, удачно обосновался, а все потому, что поддержал крестьян в борьбе с притеснителями-феодалами. Вольнодумство Парацельса едва не навлекло на него судебное разбирательство. Шутка ли: он высказывался за коллективный труд людей и за совместное пользование материальными благами – это в XVI веке!

И все же экстравагантный ученый понемногу завоевывал признание. Некоторое время он даже читал лекции на кафедре медицины в Базельском университете. Правда, и здесь не обошлось без эксцессов. На преподавание на немецком, а не на латыни коллеги Парацельса еще могли закрыть глаза. Но как, скажите на милость, стерпеть такую выходку: на одной из лекций Парацельс заявил, что его башмаки смыслят в медицине больше, чем все античные ученые, и сжег на глазах у студентов сочинения Авиценны и Галена! Возможно, причиной возмутительной сцены стало не столько презрение к древним врачам, сколько любовь Парацельса к горячительным напиткам. Но и это авторитета не добавляло.

За свои революционные взгляды и шокирующее поведение приходилось платить скитаниями и возможностью практиковаться только на больных крестьянах. Как-то раз бургомистр Инсбрука отказал Парацельсу в возможности работать во вверенном ему городе, что неудивительно: взору градоначальника предстал бродяга в отрепьях, с обветренным лицом и покрасневшими от холода руками.

Но этот мужлан поднимал на ноги смертельно больных людей! Он мог сделать это просто на спор, чтобы утереть нос «настоящим» докторам, которые обвиняли его в шарлатанстве. Но не только самолюбие руководило Парацельсом. Узнав об эпидемии чумы на севере Италии, он отправился туда: лечил людей микстурами по собственному рецепту и пытался понять причину недуга, выкосившего пол-Европы.

Ученый обладал феноменальной работоспособностью. Он мог провести за письменным столом несколько дней, чуть ли не спал там же, где работал. А в его заплечном мешке всегда лежали сотни исписанных страниц. Правда, после публикации первых его книг в Нюрнберге городской магистрат запретил дальнейшее издание сочинений. Но неожиданно для самого Парацельса его труд «Большая хирургия» заставил ученый мир признать ее автора выдающимся медиком.

Основатель фармакологии

Что же особенного привнес в науку о медицине «выскочка» Парацельс? Ученый исследовал лечебные свойства различных растений и на основе полученных знаний создавал уникальные тинктуры (вытяжки), экстракты и эликсиры. Много внимания врач уделял лечению различных болезней химическими веществами. Это он – автор фразы: «Все есть яд и все есть лекарство – разница только в дозе». Парацельс предложил эффективный способ борьбы с сифилисом с помощью ртути, использовал составе своих медикаментов сурьму, свинец, золото. По сути, он стал предтечей фармацевтики Нового времени.

Увлечение химией привело Парацельса к мысли, что все болезни происходят от расстройства химических процессов в организме. Это, конечно, было, мягко говоря, преувеличением. Возможно, такое убеждение стало следствием еще одного увлечения Парацельса – алхимии. Хотя врач и уверял, что главная задача алхимии состоит в создании лекарств, а не драгоценных металлов, сам он не остался в стороне от поиска философского камня, способного обращать все «неблагородные» металлы в серебро и золото.

Но ни философский камень, ни накопленные знания не спасли Парацельса от преждевременной смерти. По одной из версий, его подкосила скоротечная болезнь, по другой – организовал нападение завистник конкурент. Случилось это, когда ученому не было еще и сорока восьми. Со временем имя Парацельса, при его жизни окруженное ореолом скандальности, пополнило список великих врачей. А в Германии даже присуждается медаль Парацельса – за достижения в медицинской области. Это ли не лучшее признание для ученого?

Материал подготовлен для портала medicus.ru.

Жанр работы: 

Яндекс.Метрика